Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Совсем недавно, братья и сестры, мы вспоминали Преображение Господне, этот праздник преображенной природы и освящения всего творения. А сегодня день Успения Пресвятой Богородицы открывает нам плоды освящения человека, плоды причастия человеческой природы Божественной благодати.

Успение — это день воспоминания смерти. Как же можно праздновать смерть? Почему же смерь Божией Матери является для нас праздником? В этом-то и суть христианства, что смерть перестает быть трагедией. Воскресением Христа смерть стала временным переходным состоянием, необходимым для преображения телесного состава человека. Поэтому слово «смерть» и не употребляется в церковном обиходе.

Смерти нет — есть успение или преставление. Как говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский — преставление — это лишь изменение места: человек «переставился», т. е. душа его заняла место в ином мире, в иной форме бытия. И каждый из нас однажды уже пережил подобный переход, когда в муках рождения покидал утробу матери. Страдает и трепещет плоть младенца перед неизвестностью грядущей жизни. Так же страдает и трепещет душа, покидающая уютное лоно своего тела. Разлучение души от тела происходит так же таинственно и непостижимо, как и соединение их в утробе матери.

«Смерть грешников люта» (Пс. 33, 22), — говорит Священное Писание и после мучительного разделения души и тела следует еще более мучительное пребывание души во аде.

Смерть праведников бывает подобна сладкому сну. Но и из них многие до самой кончины не бывают уверены в своем спасении, тела же их, неизмненно, остаются ожидать всеобщего воскресения.

Богородица же сподобилась телесного воскресения еще в нынешнем веке. За Ее пречистой душой пришел, по церковному преданию, сам Спаситель и вознес ее на небо. Поэтому день Успения Божией Матери называют еще малой, или Богородичной Пасхой. И в этом прославленном событии — великая вера всего человечества в то, что смерть не означает конца жизни, в этом знак бессмертия человека, знак Божественного всемогущества.

Божия Матерь, как и все люди, находилась под действием первородного греха. Однако, грех не смог осуществиться в Ее личности: наследие греха было не властно над Ее праведной волей. Она не имела никаких личных грехов. Она осталась чистой от всякого соблазна. Она — вершина святости, когда либо достигнутая тварным существом.

Умерши естественным образом, как и все люди, Богородица не осталась во власти смерти и была, прежде всеобщего воскресения воскрешена и вознесена силою Божественного Своего Сына. По слову святителя Иннокентия Херсонского, Ее величие есть «действие не естества Матери, а благодати Сына».

Плоть Богоматери, уподобившись плоти Воскресшего Господа, уже пережила то изменение из тления в нетление, которое ожидает остальных людей лишь после общего Воскресения. Это и есть воссоздание падшего человеческого естества — цель и плод пришествия в мир Сына Божия, Его страданий, смерти и Воскресения.

Матерь Божия — это самый драгоценный и совершенный плод, который принес Господу спасенный род человеческий. В Ней первой и единственной совершилась полнота обожения. Она уже вошла за завесу 8-го дня, в Церковь будущего века. И эта полнота освящения ставит Ее по ту сторону смерти, Воскресения и Страшного Суда. Поэтому не удержали Преблагословенную гроб и умерщвление, как слышим мы в песнопениях праздника.

С воскрешением и вознесением Богоматери мир завершен в своем творении, цель мира достигнута; по словам В. Лосского, «эта конечная слава Матери Божией, εσχατον, осуществленный в тварном существе еще прежде конца мира». «Богоматерь есть уже этот прославленный мир, который обожен и открыт приятию Божества. Она — человек и творение — сидит на небесах с Сыном Своим, сидящим одесную Отца».

В Ее примере — залог и нашего воскресения и воссоздания. И воспоминая сегодня Успение Богородицы нам необходимо серьезно задуматься и о своем успении. Каждый из нас без исключения, однажды появившись на этом свете, должен непременно покинуть его. И в этом законе Божьем нет исключений.

Непрочна и суетна наша жизнь на земле. Ясное и радостное течение ее часто омрачается неожиданными житейскими скорбями и несчастьями. Время жизни неудержимо и скоротечно. И грустно бывает человеку, когда видит непрочность и непостоянство земных благ. А где же искать утешения, как не в твердой надежде, что настоящая жизнь не оканчивается смертью, что мы должны ждать новой, будущей вечной жизни?

Мысль о переходе в вечность должна, казалось бы, больше всего занимать нас. Но как это не парадоксально, современный человек меньше всего хочет задумываться над вопросом смерти. Как писал наш современник — Архиепископ Иоанн Шаховский: «Оглушенные суетой люди уже не способны думать об истинах великих и вечных, для постижения которых нужна хотя бы минута божественного молчания в сердце, хотя бы мгновение святой тишины».

Современная псевдокультура игнорирует смерть. Она рисует иной образ жизни — через рекламу, через насаждение ложных ценностей, которые уводят взгляд человека от смерти. Делается все для того, чтобы ограничить соприкосновение людей с мертвым телом. Люди прощаются перед закрытым гробом, и чаще всего в могилу гроб опускается уже тогда, когда люди покинут кладбище. Этому же служит и распространяющийся обычай кремации и у человека не происходит реального соприкосновения с моментом погребения. Кроме того, смерть превращается в шоу, в зрелище. Мы видим огромное количество смертей каждый день по телевидению, во множестве фильмов смерть является лишь частью интриги, и чаще всего с насильственной смертью связана победа главного героя.

Отрицание будущей загробной жизни совершенно обессмысливает земную жизнь, тогда она «дар напрасный, дар случайный», как писал Пушкин в трудные минуты жизни. Тогда нет основания для нравственной жизни. Тогда «…все дозволено», — как говорил Достоевский.

И именно через праздник Успения Пресвятой Богородицы, через опыт Церкви открывается нам истина о том, что смерть — это не безумный, лишенный всякого смысла конец жизни, а ее заключительный аккорд, переход в жизнь иную…

Такой взгляд на жизнь и на смерть означает величайшую силу человеческой личности, перед которой нет преград, которая не боится ничего.

Именно на таком отношении к жизни и смерти и основываются подлинный подвиг, способность жизнь свою положить за другого. В рамках безбожного мировоззрения невозможно оправдать ни героизма, ни подвига, ни самопожертвования. Разве будет полагать жизнь за другого тот, кто привязан к этой мишуре современной потребительской жизни. Зачем ему рисковать, зачем ему жизнь свою отдавать за другого, если главная ценность здесь и только здесь, зачем ему жертвовать самым дорогим?!

Священное Писание говорит: «Всяк человек ложь», «Нет человека, который бы жил и не согрешил». Все мы много согрешаем. И смерть — это предел земной жизни, в течение которой человек может еще исправиться. Поэтому сегодня, вспоминая Успение Божией матери, вспомним ее единственную заповедь донесенную до нас в Новом Завете, те слова, которые Она сказала слугам в Кане Галилейской: «Что бы ни сказал Христос — то исполните...». Эту заповедь Она оставляет каждому из нас: вслушайся в слово Христово, исполни его, и тогда все земное станет небесным, вечным, преображенным... Аминь.

Иеромонах Гавриил (Рожнов)

www.optina.ru

Икона дня

Православный календарь

Мысли святых

Других ни за что не осуждай, а то и сам таким будешь.

Преподобный Иосиф Оптинский